Техосмотр Вашего бизнеса

Авторизация

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?

Учет уступки права требования

1. Подпунктом 7 пункта 2 статьи 265 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что в составе внереализационных расходов учитываются убытки по сделке по уступке права требования в порядке, установленном статьей 279 НК РФ.

Пунктом 2 статьи 279 НК РФ установлено, что при уступке налогоплательщиком - продавцом товара (работ, услуг), осуществляющим исчисление доходов (расходов) по методу начисления, права требования долга третьему лицу после наступления предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг) срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком по сделке уступки права требования, который включается в состав внереализационных расходов налогоплательщика. При этом убыток принимается в целях налогообложения в следующем порядке:

- 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов на дату уступки права требования;

- 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования.

Данные правила также применяются к налогоплательщику-кредитору по долговому обязательству.

По нашему мнению, налоговые органы при проведении проверки не имеют право оценивать, имелась ли у налогоплательщика возможность уступить право (требование) на более выгодных условиях (с меньшим убытком). В судебной практике сложилась позиция, согласно которой целесообразность, рациональность, эффективность финансово-хозяйственной деятельности имеет право оценивать только сам налогоплательщик (абз. 9, 10 п. 2 Определения КС № 1072-О-О, абз. 5, 6 п. 3 Определения КС № 320-О-П, абз. 5, 6 п. 3 Определения КС № 366-О-П, Определение ВАС РФ от 12.08.2008 № 9783/08).

При этом все произведенные организацией расходы предполагаются обоснованными, если налоговыми органами не доказано обратное (абз. 11, 13 п. 2 Определения КС № 1072-О-О, абз. 7, 9 п. 3 Определения № 320-О-П, абз. 7, 9 п. 3 Определения N 366-О-П).

Если налоговых орган не доказал, что у налогоплательщика была возможность уступить право (требование) по более высокой цене, то учет убыток по сделке является правомерным (Постановление ФАС СЗО от 02.07.2008 № А56-38683/2007; Определение ВАС РФ от 18.09.2008 №11223/08 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»).

В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 19.05.2008 № Ф04-2998/2008(5039-А46-40)), было указано следующее:

- все спорные сделки, в том числе и договор уступки права требования, совершены в рамках действующего законодательства, документально подтверждены, в судебном порядке не оспорены и не признаны недействительными;

- инспекция не представила доказательств, которые в совокупности свидетельствовали бы о согласованности действий самого налогоплательщика и его контрагентов, направленных исключительно на искусственное увеличение внереализационных расходов с целью уменьшения налогооблагаемой прибыли.

В результате суд отменил решение ИФНС о доначислении налога, начислении пеней и штрафа.

В Постановлении ФАС Центрального округа от 16.09.2008 № А54-3386/2006-С21 также было признано право налогоплательщика учесть в составе расходов полную сумму полученного при уступке убытка.

В пункте 10 Информационного письма № 120 Президиум ВАС указал, что несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ничтожным соглашения об уступке права (требования), заключенного между коммерческими организациями. ВАС РФ указал, что при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела. В частности, должны учитываться:

- степень платежеспособности должника;

- степень спорности передаваемого права (требования);

- характер ответственности цедента перед цессионарием за переданное право (ответственность лишь за действительность права (требования) или также за его исполнимость должником);

- иные обстоятельства, влияющие на действительную стоимость права (требования), являющегося предметом уступки.

Таким образом, по нашему мнению, при отсутствии взаимозависимости цедента и цессионария, и наличии у налогоплательщика документов, подтверждающих, что им были предприняты все возможные меры для получения задолженности (в том числе, налогоплательщик обратился в суд с иском о взыскании долга и в службу судебных приставов – для принудительного исполнения судебного решения, у налогоплательщика имеются сведения об отсутствии денежных средств на счетах должника), то налогоплательщик имеет право учесть сумму убытка, полученного при уступке права (требования), в полном размере.

Следует отметить, что по разъяснениям контролирующих органов (см. письмо Минфина от 14 апреля 2009 г. № 03-03-06/1/242), в соответствии с порядком, предусмотренным ст. 279 НК РФ, налогоплательщик уменьшает доход от реализации права требования на стоимость товаров (работ, услуг). При этом возможности уменьшить доход от реализации права требования на сумму задолженности в виде штрафных санкций, причитающихся к получению с должника на основании решения суда и учтенных в составе доходов для целей налогообложения прибыли, уступаемую по договору цессии вместе с задолженностью по оплате товаров (работ, услуг), указанной статьей не предусмотрено.

Таким образом, позиция Минфина заключается в том, что при исчислении размера убытка, учитываемого в целях налогообложения прибыли, штрафные санкции, взысканные по решению суда, учитываться не должны.

Однако в своих разъяснениях Минфин не учитывает, что согласно статье 279 НК РФ положения пункта 2 статьи 279 НК РФ также применяются к налогоплательщику-кредитору по долговому обязательству. Поскольку обязанность по оплате пеней является долговым обязательством, по нашему мнению, компания имеет право при расчете суммы убытка, полученного при уступке права (требования), учесть не только сумму основного долга, но и сумму штрафных санкций.

Отметим, что судебная практика по данному вопросу складывается в пользу налогоплательщиков (определение ВАС РФ от 29.05.2007 № 5972/07; постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.05.2005 № А19-6629/04-40-Ф02-1832/05-С1; постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 февраля 2008 г. по делу № А05-13854/2006).

2. По нашему мнению, начислять НДС на сумму штрафных санкций нет оснований, поскольку это не предусмотрено действующим законодательством. Отметим, что по нашим сведениям, разъяснения контролирующих органов, в соответствии с которыми налогоплательщик должен начислить НДС в данном случае (когда фактически штрафные санкции не были им получены), отсутствуют.

Отметим, что в соответствии со статьей 153 НК РФ при определении налоговой базы по НДС выручка от реализации товаров (работ, услуг), передачи имущественных прав определяется исходя из всех доходов налогоплательщика, связанных с расчетами по оплате указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав, полученных им в денежной и (или) натуральной формах, включая оплату ценными бумагами.

В соответствии со статьей 162 НК РФ налоговая база по НДС увеличивается на суммы, полученные за реализованные товары (работы, услуги) в виде финансовой помощи, на пополнение фондов специального назначения, в счет увеличения доходов либо иначе связанных с оплатой реализованных товаров (работ, услуг).

Вывод: учитывая, что штрафные санкции фактически не были получены налогоплательщиком ни от первоначального должника, ни от цессионария, по нашему мнению, оснований для начисления НДС с суммы штрафных санкций не имеется.

3. По нашему мнению, доказательствами обоснованного включения налогоплательщиком убытков по сделке уступки права (требования) в состав расходов по налогу на прибыль могут служить, например, следующие документы:

- судебный акт, подтверждающий, что в отношении должника возбуждено дело по банкротству (то есть официальное признание того, что имущества должника не достаточно для удовлетворения требований всех кредиторов);

- служебные записки сотрудников налогоплательщика, с указанием, когда (как долго) и какие меры предпринимались для взыскания долга (с кем велись переговоры по поводу уступки долга, возможно, есть проекты договоров или переписка по электронной почте, по какой цене и кому предлагали уступить долг, имеющиеся сведения об отсутствии у должника имущества для удовлетворения требований); каким образом был найден покупатель долга;

- реестры требований кредиторов по делу о банкротстве, бухгалтерская отчетность должника (чтобы подтвердить неплатежеспособность должника).

Учитывая, что у налоговых органов не будет доказательств, свидетельствующих о необоснованности налоговой выгоды (с учетом постановления ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»), и не будет доказательств, что налогоплательщик имел возможность продать дебиторскую задолженность по более высокой цене, по нашему мнению, не имеется законных оснований для предъявления налогоплательщику претензий в связи с учетом в целях налогообложения убытков по уступке права (требования).

4. Контролирующие органы подтверждают, что при списании задолженности в связи с ликвидацией должника сумму НДС можно включить в состав расходов по налогу на прибыль (письмо Минфина от 21 октября 2008 г. № 03-03-06/1/596). По нашим сведениям, официальных разъяснений по вопросу учета НДС при уступке права (требований) не имеется.

Судебная практика подтверждает, что при расчете убытка по уступке права (требования) можно учесть сумму НДС, предъявленную первоначальному должнику (например, постановление ФАС Центрального округа от 25 февраля 2009 г. по делу № А54-4913/2007-С8).

Отметим, что в соответствии со статьей 279 НК РФ при определении убытка учитывается стоимость реализованного товара (а не «доходы от реализации товара», которые согласно статьей 248 НК РФ рассчитываются без НДС). При этом в Налоговом кодексе не указано, что из «стоимости» товара нужно вычесть налог на добавленную стоимость.

Примечание: существует судебная практика, которая признает, что в связи с отсутствием в налоговом законодательстве четкого понятия «стоимости товара», это понятие нужно трактовать в пользу налогоплательщика (постановление ФАС Поволжского округа от 05.10.2006 по делу № А12-7419/06-С61; постановление ФАС Уральского округа от 06.06.2005 № Ф09-2396/05-С1).

Вывод: по нашему мнению, НДС, начисленный при реализации товара, можно учесть при расчете убытков по уступке права (требования), поскольку действующее законодательство не предусматривает обратное.

Руководитель юридического департамента, Е. М. Макарова


Возврат к списку

Разработка сайта: Студия "Креативика" © ООО «Аудит-Ф», 2017
129110, г.Москва, пр-т Мира, д.70, стр.1 E-mail: mail@audit-f.ru
+7 (495) 252-08-49